Домой Новости мира Политологи объяснили получение Зеленским звания «неудачник года»

Политологи объяснили получение Зеленским звания «неудачник года»

18
0

Политологи объяснили получение Зеленским звания "неудачник года"

КИЕВ, 5 янв — РИА Новости. Минувший 2020 год стал для Украины, как и для всего мира, годом коронакризиса и спровоцированных им экономических проблем. Это повлияло на социальные настроения в обществе и привело к росту политической турбулентности в стране. Год перечеркнул много иллюзий, связанных со сменой власти на Украине. Получив рекордную поддержку на выборах, президент Владимир Зеленский не сумел оправдать доверия граждан, за что в конце года получил звание «неудачник года». А его партия «Слуга народа», де-юре имея однопартийное большинство в Верховной раде, из-за нехватки голосов прибегает к помощи оппонентов для принятия важных законопроектов.

По мнению опрошенных РИА Новости украинских экспертов, наметившийся парламентский кризис в наступившем году получит свое продолжение. Скорее всего, Украину ждет очередная смена правительства. При этом вероятность досрочного роспуска Рады пока минимальна. Политологи считают, что в этом году не стоит ждать прорыва в урегулировании конфликта в Донбассе, так же, как и улучшения отношений с Россией.

Влияние COVID-19 и ориентация на «своих»

Прошедший год стал годом проблем и испытаний как для новой власти в целом, так и лично для президента Зеленского. Все началось с января, когда в Иране был сбит украинский самолет. Затем коронавирус, кризис в окружении, отставка правительства Алексея Гончарука и конфликт с Конституционным судом после отмены ряда антикоррупционных норм.

Политическим событием года эксперты называют прошедшие в октябре местные выборы, которые стали «холодным душем» для партии Зеленского «Слуга народа». Представители «слуг» не выиграли должности мэра ни в одном областном центре. Символично, что партия проиграла и на родине президента — в Кривом Роге.

По мнению директора украинского института анализа и менеджмента политики Руслана Бортника, на фоне эпидемии коронавируса и отсутствия поддержки западных партнеров власти были вынуждены во внутренней политике сделать ставку на национальные элиты.

«Пришло правительство Дениса Шмыгаля, ориентированное на национальные бизнес-круги, традиционных олигархов. Это был вынужденный поворот, так как в период коронакризиса Украина не была в приоритетах западных партнеров», — сказал Бортник РИА Новости. По его мнению, подтверждением этого стали результаты местных выборов, по итогам которых партия президента создала коалиции с партиями старых элит, против которых Зеленский ранее призывал бороться.

Еще одной тенденцией ушедшего года политологи считают изменения в подходах главы государства к подбору кадров. После прихода к власти главной проблемой управления Зеленского эксперты называли кадровую политику. Провалом, в частности, обернулась идея как можно больше привести в политику новых лиц.

"Зеленский отказался от тотальной ставки на новые лица, что наблюдалось в 2019 году. Он стал искать баланс между молодостью и новизной с одной стороны и опытом — с другой. Были люди, которые выбивались из этих критериев либо по возрасту, либо по степени опытности, но доминирующий подход к кадровой политике именно такой. Политические критерии были вторичные — в команду пришли люди, которые были и при (Петре) Порошенко, и при (Викторе) Януковиче", — написал политолог, директор Центра политических исследований "Пента" Владимир Фесенко на своей странице в Facebook.

На протяжении года было много проблем и в работе фракции монобольшинства в украинском парламенте. С завидной регулярностью возникали слухи о крахе монокоалиции «Слуг народа» и досрочном роспуске Рады, однако этого не произошло.

«Монобольшинство начало размываться. В отличие от других не говорю, что его больше нет. Оно еще остается, но быстро сошла на нет возможность осуществлять турборежим (так партия власти охарактеризовала желание президента сверхбыстро принимать решения в парламенте – ред.). И сейчас для принятия некоторых важных решений нужны ситуативные голосования с другими фракциями», — сказал украинский политолог Алексей Гарань.

По мнению Фесенко, Зеленский сохраняет контроль над большей частью фракции, которая в свою очередь остается лояльной к президенту.

«Но за этот год мы увидели выстроенную систему голосования ситуативного большинства: ядро — монобольшинство (после местных выборов никто не вышел из фракции) и ситуативные союзники. Это парламентская группа «Доверие» плюс около десятка внефракционных депутатов, и в ряде случаев это могут быть другие фракции (как в случае с бюджетом, где таким ситуативным союзником выступила «Батькивщина» Юлии Тимошенко)», — сказал политолог.

От безальтернативного лидера до разочарования года

После избрания в 2019 году у Зеленского были заоблачные рейтинги доверия. Однако отсутствие обещанных реформ, борьбы с коррупцией, мира в Донбассе и прекращения «эпохи бедности» обернулись для него стремительным падением рейтинга.

Согласно данным соцопроса, опубликованным фондом «Демократические инициативы» им. Илька Кучерива, Зеленского назвали «неудачником года» 28% жителей страны, лишь 14,5% считают его «политиком года».

До этого центр Разумкова провел похожий опрос. Согласно ему, «разочарованием 2020 года» Зеленского назвали 42% респондентов, а 20% — «политиком года» (в 2019 году показатель был 46%).

«Хотя Зеленский и «Слуга народа» остаются первыми, но уже нет того огромного разрыва между ними и оппонентами. Это уже не лидер, который объединяет всю страну, это уже не национальный лидер и это уже не партия, которая имеет право на монобольшинство в Раде», — сказал Руслан Бортник.

Руководитель украинского центра «Третий сектор» Андрей Золотарев считает, что несмотря на снижение уровня поддержки, президент все равно остается политиком номер один.

«Да, рейтинги не те, что были год назад, но говорить о каких-то кардинальных переменах на политической карте Украины не приходится. Зеленский по-прежнему номер один, сохранив статус-кво», — сказал Золотарев.

Схожее мнение выразил политолог Владимир Фесенко. «Корабль президента Зеленского весь этот год находился в разнообразных штормах. Хоть из этих штормов он вышел потрепанным, с пробоинами, с потерей части экипажа, меньшей скоростью и маневренностью, но все-таки корабль остался на плаву и сохранил управляемость», — считает он.

Отношения с РФ: год утраченных возможностей

Во внешней политике за минувший год также не произошло значительных сдвигов, в том числе из-за пандемии коронавируса и сосредоточенности каждой из стран на собственной борьбе с эпидемией. Украина не смогла наладить конструктивный диалог с Россией и кардинально сдвинуться в вопросе решения конфликта на востоке страны.»Первая половина года давала надежду на нормализацию отношений с Россией, а вторая – очевидно, эти надежды развеяла. Судя по последней пресс-конференции Владимира Путина, тот возможный набор шагов в отношении Украины со стороны РФ: возвращение кораблей, обмен пленными, газовая сделка – сделаны. Ждут ответных. Ответных нет- соответственно, ситуация замораживается», — считает Золотарев.

По словам Руслана Бортника, изначально 2020 год начался с диалога с Россией, а закончился усилением агрессивной антироссийской политической риторики.

«По большому счету это год потерянных возможностей в украино-российских отношениях. Обе стороны возлагали большие надежды, которые не оправдались. В значительной мере это связано с влиянием западных партнеров Киева и, конечно, разного рода радикальных групп внутри Украины, с которыми Зеленский так и не решился идти на конфликт. А любой компромисс невозможен с этими радикальными группами», — считает эксперт.

Касаясь ситуации в Донбассе, директор Центра политических исследований «Пента» Владимир Фесенко отметил, что главным достижением переговоров стало перемирие, которое вступило в действие в конце июля и формально сохраняется по сей день.

«Некоторое охлаждение конфликта все-таки произошло. Но прорыва в переговорном процессе нет, и стало очевидным, что это вряд ли может произойти, поскольку интересы Украины и России остаются диаметрально противоположными», — сказал политолог.

По его мнению, скорее всего, в наступившем году у всех ключевых игроков, как и у участников конфликта, главные интересы будут сосредоточены на выходе из пандемии, экономического кризиса, на выстраивании отношений с новой администрацией США.

«Если господин (Джо) Байден, который опекал Украину и при участии которого подписывались первые минские соглашения, вдруг изменит позицию и приложит усилия, чтобы Киев выполнил те или иные договоренности, которые были достигнуты в Париже (в 2019 году — ред.), тогда да, прогресс в переговорах и встреча в «нормандском формате» возможны, в противном случае — нет», — считает Андрей Золотарев.

При этом пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков не раз заявлял, что саммит в «нормандском формате» (РФ, Франция, ФРГ и Украина) возможен только при условии выполнения Украиной договоренностей «парижского саммита», встречи ради встречи быть не может.

Чего ждать от 2021 года?

Многие эксперты сходятся во мнении, что наступивший год будет годом «постковидной неопределенности». Весь мир, и Украина в том числе, будет постепенно выходить из состояния экономической рецессии. Политологи прогнозируют, что, вероятно, весной произойдет смена правительства на Украине, потому что в новой экономической ситуации «потребуется новый премьер».

«В следующем (2021 — ред.) году правительство останется в подвешенном состоянии. Прогнозирую, что в будущем году произойдет его замена, но не сразу. Пока президент ограничивается поиском более эффективных министров — это перманентный процесс. И финальный аккорд года — частичное обновление кабмина», — сказал Фесенко.

Однако он не ожидает серьезного парламентского кризиса. «Риски могут быть, но вероятность роспуска Верховной рады Украины минимальна. В этом не заинтересованы ни Зеленский, ни депутаты, ни руководство Рады», — добавил политолог.

«Этот тренд парламентского кризиса продолжится в новом году, и Верховная рада будет становиться все больше коалиционной, хотя не стоит ожидать развала и формирования другой коалиции. Это пока что маловероятно из-за большого количества «слуг народа» в парламенте. А для другой коалиции нет необходимых 226 голосов», — считает эксперт Руслан Бортник.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь