Домой Шоу бизнес Леонтьев не любит сниматься сзади, а Бабакина плохо поет под фанеру: секреты...

Леонтьев не любит сниматься сзади, а Бабакина плохо поет под фанеру: секреты съемок телеконцертов

80
0

«Собеседник» №46-2020

Леонтьев не любит сниматься сзади, а Бабакина плохо поет под фанеру: секреты съемок телеконцертов

Режиссер телевизионных эстрадных концертов – это отдельное амплуа в шоубизнесе. Людей с большим опытом, которые знают, кого и как нужно снимать, какие номера предложить в сборных выступлениях – «солянках», – не так уж и много. «Собеседник» попросил одного из них рассказать на условиях анонимности о специфике этой работы.

«Газманов, ну не Бах же ты!»

– Я больше тридцати лет на телевидении и могу сказать, что эту специальность приобретаешь только с опытом! Даже если ты закончишь какие-то курсы, только поработав, по-настоящему поймешь специфику профессии, – делится с нами Николай (назовем его так). – Я пришел на ТВ буквально с улицы и кем только не работал – администратором, помощником редактора, редактором, помощником видеомонтажера и так далее. Насмотрелся и наслушался всякого! Помню, один оператор рассказал мне любопытную историю. Однажды он работал на передаче «Утренняя почта», и там в студии впервые снимали поющую Кристину Орбакайте. Пришла Пугачева, наблюдала. Затем попросила показать запись, а там на экране… брак по пленке! У Кристины все лицо белое, видны одни накрашенные глаза и губы. Как же все испугались гнева Аллы Борисовны! Но та закричала: «Как называется этот брак?! Теперь я буду просить операторов снимать меня так же!»

А потом мне предложили поработать на записи одного сборного концерта в Театре эстрады: просто сидеть в аппаратной и переключать телекамеры. Ставят в зал камер десять, ты сидишь за пультом, смотришь на мониторы и командуешь, какую картинку сейчас включить на запись. Меня тогда похвалили за работу, и дальше пошло-поехало. Мне это так понравилось! Затем я уже сам стал выставлять телекамеры в зал, придумывать какие-то сюжеты для записи телеконцертов в студии – на Новый год или на какие-то другие праздники.

Поначалу с артистами было трудно. Каюсь, пару раз специально во время выступления исполнителя вставлял в эфир спящих или ковыряющих в носу зрителей, чтобы отомстить зарвавшемуся артисту. Они же видели начинающего режиссера и начинали командовать. Ведь у каждого свои привычки! Например, Валерий Леонтьев не любит, чтобы его снимали сзади, Пугачева просит камеру выставлять на уровне выше глаз, Гурченко просила снимать ее больше с левой стороны: мол, она у нее «рабочая». Кстати, слышал, что из-за той же проблемы были неудобства на съемках фильма «Служебный роман»: у Алисы Фрейндлих и Лии Ахеджаковой «рабочими» оказалась одна и та же сторона лица. Представляю, с каким трудом пришлось снимать оператору их диалоги.

Однажды я психанул. На съемках мы долго спорили с Олегом Газмановым – он упорно не желал петь смешной текст на музыку своего «Эскадрона». Говорил, что это слишком серьезное произведение. Но я все же убедил его: «Олег, ну не Бах же ты!»

Наши артисты часто к себе слишком серьезно относятся. Мало кто готов на эксперименты. Но все же есть такие, как Лариса Долина или Филипп Киркоров, которые слушаются режиссера, понимают юмор, исполняют то, что им скажешь.

Пугачева сняла парик и сказала: «Это в эфир не пойдет!»

– Как-то на одном концерте Алла Пугачева так вошла в раж, что сняла свой парик. Зал взорвался аплодисментами. Но потом она пришла на монтаж. Вообще, многие артисты пытаются попасть в монтажную комнату, а мы стараемся любыми способами их не пустить. Умный артист, понимая это, предпринимает подобные попытки вяло. А потом, если с человеком работаешь уже не в первый раз, тебе доверяют и не вмешиваются в процесс. Но как отказать Пугачевой?! И вот Алла Борисовна, посмотрев отснятый материал, вдруг жестко сказала: «Это в эфир не пойдет!» Как мы ее ни уговаривали – ни в какую! В результате момент с париком показали на свой страх и риск. И вот потом это стало ее фишкой: иногда ближе к концу выступления она, если была в парике, снимала его перед зрителями!

Был случай – одна известная артистка сказала про меня где-то в интервью: мол, «этот выскочка заставил меня сделать непозволительные вещи!» А я всего лишь сказал ей, чтобы чуть-чуть показала в кадре свои красивые ножки. Она все исполнила, получилось классно! А потом вот такое про меня сказала! Но мы помирились. 

Бывает, что телережиссеры какие-то кадры заимствуют в кино. Например, честно признаюсь, что однажды для авторской программы одного ведущего я своровал мизансцену из фильма «Смешная девчонка». Помнишь, когда Барбра Стрейзанд ходила по пустому театру? Вот я расставил камеры точно так же, как в этом эпизоде. А вспомни одну из инаугураций Путина. Как хорошо показывали Кремль, как удачно были выбраны точки для установки камер! Но посмотри фильм «Сибирский цирюльник»: там все эти точки режиссером Никитой Михалковым уже были найдены.

Бабкина плохо поет под фанеру

– Меня часто спрашивают: «Платят ли артисты, чтобы попасть в телевизор?» Раньше было. Везде. Хотя все говорили, что денег не берут. Теперь я могу спокойно об этом говорить, потому что этого у меня лично нет. И слава Богу! Конечно, все знают, что каждый продюсер пытается продвинуть своего артиста в эфир. Но тогда он действует через знакомых начальников на телеканале. Это уже не взятки, а по личной дружбе. Например, если продюсер Виктор Дробыш дружит с «Первым каналом», то его артистам уже сложно отказать в эфире.

Если говорить о фонограмме на телевидении, то артисты ее используют часто. Но не по своей воле. Во-первых, с фанерой легче монтировать и «подкладывать» звук. Во-вторых, под каждого артиста, если он будет петь вживую, придется настраивать технику. А когда сборные концерты, это невозможно сделать – возникнут огромные паузы между выступлениями. Помню, однажды забыли записать живой звук на концерте Эдиты Пьехи. Потом на озвучке пришлось ее диск «подкладывать». Бывает, что артист жестикуляцией губ не попадает под фонограмму. Взять, к примеру, Надежду Бабкину, она плохо умеет петь под фанеру. Но мы такие несовпадения стараемся не показывать. Тогда чаще ставим в эфир общие планы. Кстати, ты заметил, что операторы на концертах одеты в черную или темную одежду? Это для того, чтобы их в темном зале не было видно за камерами. Да и телекамеры сейчас маленькие, они незаметны. Сегодня технически работать, конечно, легче, чем когда я начинал.

Сухие цветы для Кобзона

– В концертном зале «Россия» проходили сольные концерты Бориса Моисеева, длились они дня три-четыре. Как правило, основная съемка для телеэфира записывается в последний день. Приехали выступать Алла Пугачева и Иосиф Кобзон. И вдруг все понимают, что в зале мало людей с цветами! Кто же будет дарить?! Ведь для видеокартинки это необходимо! Тогда взяли цветы, которые преподносили Боре на прошлых концертах, и подставные люди носили эти букеты из гримерки. Полузасохшие цветы рассыпались на глазах, лепестки разлетались по всему залу! Потом на монтаже пришлось сделать так, чтобы видны были лишь силуэты этих букетов.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №46-2020 под заголовком «Леонтьев не любит сниматься сзади».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь